blank image blank image blank image blank image
blank image blank image search button
15.09.2017
В издательстве «Вече» в новой серии « В сводках не сообщалось…» вышел в свет новый роман «Ловушка для командарма».
03.09.2017
В четвертом сентябрьском номере журнала «Тайны и преступления» в 2017 году опубликована статья Виктории Дьяковой «Александр Твардовский, «за все отвечающий».
03.05.2017
В третьем номере журнала «Тайны и преступления» в 2017 году опубликована статья Виктории Дьяковой «Мария Крестовская. Сказки Мариок»
05.03.2017
Во втором номере журнала «Тайны и преступления» в 2017 году опубликована статья Виктории Дьяковой «Александр Скрябин. Избранник Вселенной»
23.01.2017
В первом новогоднем номере журнала «Тайны и преступления» в 2017 году опубликована статья Виктории Дьяковой «Джон Р.Р. Толкин. Властелин сказочного мира».
15.01.2017
По итогам 2016 года за большой вклад в развитие журнала «Истории. Тайны и преступления» Виктория Дьякова награждена дипломом.
01.01.2017
С Новым 2017 годом! Поздравляю всех моих дорогих читателей и друзей!
10.11.2016
Вышел в свет шестой номер журнала «Тайны и преступления», последний в 2016 году.


  

Виктория Дьякова : Размышление о современном герое в литературе и кинематографе .

В последнее время невольно обращаешь внимание , что наблюдается любопытная тенденция , захватывающая как российское так и западное кино и литературу .
Положительный герой кинематографа ( американского в основном ) , снискавший бесспорные симпатии публики , в исполнении таких актеров как Брюс Уиллис или Ричард Гир ( умело применяющих отточенное годами съемок обаяние ) часто совершает свои подвиги во имя справедливости и торжества закона скорее вопреки властным структурам , призванным эти законы охранять и поддерживать , и представляет собой отщепенца общества , одинокого борца .

Подобные же примеры нередко можно встретить и в западной литературе . Последний пример – нашумевший бестселлер Дэна Брауна « Код да Винчи », где французская полиция действует на заднем плане и скорее мешает героям , чем помогает им разгадать загадку погибшего смотрителя Лувра , заботясь о репутации больше , чем о ходе расследования .
Более того , все популярнее становится жанр фэнтези , и читатель все охотнее обращается к сюжетам , где сильные и справедливые люди, попавшие из современного мира в прошедшие времена , меняют привычный ход исторических событий и преподносят победу слабым и обиженным .Особо подчеркивается безнравственная сущность властьимущих в тех временах и их лицемерная риторика , маскирующая извечную гонку за славой и наживой.

К таким произведениям можно отнести и - пусть не фэнтези , но с прозрачной привязкой к современности , - недавно вышедший на экраны фильм от создателя
« Гладиатора » , посвященный истории падения франкского Иерусалима , преданного трусливым королем Ги де Луизиньяном , « Царство небесное » .

Возникает вопрос : почему все это происходит ? Почему доверие к власти , охраняющей закон , иссякло , а защитить справедливость и того , кто слаб способен только герой- одиночка , не имеющий отношения к государственной структуре или находящийся с ней в конфликте .

Известно ,что классическая литература 19 века вполне подтверждала главенство закона как общественного уложения и поддерживала буржуазные принципы существования . Это вполне соответствовало мировоззрению общества того времени . Герой Акунина , Эраст Фандорин , состоит на царской службе , и если и протестует , то тоже – в рамках своего ведомства , что важно . Что же произошло и
когда ? Почему появился « протестный герой » ?

Неоспоримый факт состоит в том , что на сегодняшний день издатель предпочитает , а читатель требует и принимает « на ура» героя именно протестного плана в различных ипостасях : в виде отлученного от службы детектива ( полицейского ) , героя фэнтези , способного изменить историю и добиться торжества справедливости , проститутки , заслуживающей высокой и чистой любви . Проистекает он , как представляется , из вполне определенных тенденций в сознании общества , созревших уже давно.

Для их изучения необходимо вспомнить, что практически все современные своды законов , в том числе и Конституции развитых стран , содержат в себе редакцию известных библейских христианских заповедей , ставших философией современной
( 2000 лет ) цивилизации . И здесь , видимо , находится раздел между литературой западной и российской , их истоков и современного развития.

Христианство на Руси внедрялось , как и многое другое в истории России, сверху , от власти и долго оставалось « религией элиты » . Византийская церковь была избрана князьями , тогда как массы народа еще не готовы были в силу своего духовного
развития , в отличие от древнего Рима с его культурой , принять саму идею добровольного самопожертвования , лежащую в основе новой веры.

Варвар – язычник привык жертвовать другим , себе подобным , принося его в жертву божеству ради собственного благополучия , а отнюдь не самим собой ради счастья соплеменников . Не отсюда ли столь неистребимые в русском характере желание пожить за чужой счет и радость, когда это удается , черствость и равнодушие к страданию , проявляющиеся , порой, спонтанно и умело прячущиеся при окрике священника , легкое , часто, добровольное подчинение тиранам , когда не надо думать самому , все за тебя решат .От долгого сосуществования в его мировоззрении двух религий – языческой и христианской – привык русский человек иметь платье и настроение для себя и на выход .
С принятием христианства на Руси , которое толком никто не понимал , а исповедовать заставляли , пока не приучили , сложилась та самая ситуация , которая выражается до сих пор в ощущении , что у нас власть – отдельно , а народ- отдельно, объединяются же они только в жаркую военную годину , когда всем худо , хоть и каждому по- своему.

Верхушка исповедовала Христа , а в глубинах народной жизни до самой революции 1917 года бал правили ведуны и колдуны , обращавшиеся к деревянным изваяниям Перуна и ему подобным . Ситуация эта усиливалась многократно разнообразием проживающих на территории России народов , их культур , традиций , различным уровнем их развития .
В конце концов , когда « надстройка » оказалась не так крепка , как прежде , стихийные силы низов прорвались наверх . Представляется не случайным, что краху романовской династии способствовала , например , мрачная , полная мистических загадок фигура Распутина , как бы вынырнувшая из языческих народных бездн.

Россия , считавшаяся столпом православного мира , легко отказалась от Христа , нисколько не пожалев о нем и порубила « головы » отстроенным веками соборам и церквам . А из возникшей смуты вынырнули большевики - ленинцы , с их новым язычеством и новыми богами.

А что же литература ? Русская классическая литература 19 века , признанная повсеместно и повсеместно восхваляемая , на самом деле вполне повторяла пути
религии .Она также являлась элитарной : для двух городов , Петербурга и Москвы , и для определенной , весьма ограниченной прослойки общества . Такой же она остается и по сей день . Только причины изменились.

Большое количество ссылок на произведения античных авторов , на миф , которые мы встречаем у Державина , у Батюшкова , у Пушкина , частое употребление французского языка без перевода в произведениях ( у того же Пушкина или у Толстого ) – все говорит о том , литература 19 века предназначалась только образованной части общества и имела очень узкий спрос . Значительная часть населения России в то время была неграмотна , а некоторая и вовсе не знала русского языка , даже устного , например , народы южных и северных окраин империи.

Косвенно такое положение подтверждается и тематикой произведений . Вряд ли для крестьянина , который с утра до вечера работал в поле , могли быть важны и близки переживания толстовского князя Андрея , мечтающего о славе Бонапарта, или светская трагедия Анны Карениной.

Таким образом , очевидно , что элитарность русской классической литературы обуславливалась элитарностью всей русской духовной жизни , в основе которой , как и в Европе , лежала философия христианства . Литература подтверждала верность христианским ценностям и основанному на них закону – но только для определенной , весьма малочисленной части населения.

С совершением октябрьского переворота этой малочисленной части общества почти совсем не стало – она была либо истреблена , либо выехала за пределы России . Ее место заняли стихийные элементы , поднявшиеся с низов . Укрепившись, советская власть , которую они принесли на своих плечах, осознала исходящую опасность и попыталась подавить и упорядочить ряды . На суррогате разрушенного прежнего , замененного громкими лозунгами и переиначенными ценностями , она постаралась вырастить новую интеллектуальную элиту , которую в свою очередь тоже смела все та же « народная , языческая » стихия в 90-х. Полный разгул этих сил пока не удается ввести в русло ни слабой власти , ни православной церкви – она никак не может снова занять то место в общественной жизни , которое принадлежало ей до октябрьского переворота.

Вполне естественно , что современная русская литература отражает реальное положение дел на « духовном » фронте . В моде и спросе колдуны и ведуны всех мастей и национальных принадлежностей , всевозможная мистика и превращения.

Спрос , как и положено, рождает предложение – железное правило рынка . Тот , кто платит – желает получить заказанное .

Языческая стихия диктует и имеет деньги , не имея стойкой системы ценностей , часто принимая фальшивку в яркой обертке за стоящее литературное произведение .
Литература по- прежнему элитарна , она доступна только крупным городам , в основном опять- таки Москве и Петербургу , где находится необходимое количество граждан , способных выложить за книгу необходимую для развития бизнеса сумму . Прежняя интеллектуальная элита отсечена безденежьем и ее запросы не принимаются во внимание издателями . Вырвавшееся из недр народных масс протестный менталитет господствует как никогда безраздельно .

Теперь обратимся к западной литературе .Закон и власть закона для тех , кто боролся за него и жил идеями Великой Французской революции , до начала двадцатого века являлись святыней . На основании пост- революционных ценностей новое общество устроило свою жизнь, которая казалась справедливее прежней .

Устои довольных собой буржуазных республик пошатнулись с началом Первой мировой войны . Внезапно сделалось ясным, что восхваляемые всеми « Свобода , Равенство и Братство » - они давно уже не для всех , а только для политической верхушки, тесно сросшейся с финансовыми кругами , то есть для олигархии . А массам простых граждан , солдат и офицеров , предложено только одно- умереть во имя тех, кто держит власть у себя в кармане . Не случайно в очень многих странах Первая мировая война закончилась свержением власти . Новый 20-й век , начавшийся с невиданных жертв , пошатнул общественное сознание .

Показательно , что лицемерие и фальшь первыми почувствовали самые чуткие – писатели, художники , поэты , завсегдатаи уютных ресторанов на парижском Монмартре .
Вдохновленные идеей защиты Республики , они вступали добровольцами в армию в 1914м году . Но к 1918 м году поняли , что идеи больше не волнуют тех, кто правит
миром , их больше заботит личное богатство , и ради этого льется кровь миллионов . Более того , они вполне могут договориться между собой : французские и немецкие банкиры , французские и немецкие генералы , не привлекая народы к решению своих проблем , а позволяя им « милостливо » умирать ради своих интересов .

Именно писатели и поэты , служившие добровольцами во французской и английской армиях , стали главными инициаторами потрясших Западный фронт в 1918 м году солдатских братаний . Воспитанные в романтическом 19м веке те люди верили, что объединившись и взявшись за руки , можно спасти от гибели свой прежний мир . Но они ошибались . 19- й век навсегда ушел в прошлое . Многие из них закончили свою жизнь на той самой нейтральной полосе , где происходили братания , расстрелянные собственной артиллерией .

Эта ситуация пронзительно точно воспроизведена У . Фолкнером в его романе
« Притча », ею проникнут сюжет романа Хэмингуэя « Прощай , оружие !» . Военные враждующих армий быстро договорились между собой и открыли огонь по своим .
Один из героев романа Фолкнера , Главнокомандующий , сам воспитанник Сен- Сира , взращенный в легендарном духе наполеоновских войн , приказывает открыть огонь – он стреляет по собственному прошлому , по прошлому своей страны Франции , он стреляет по настоящему , и по будущему .Он стреляет в Свободу , Равенство и Братство , которые боготворил прежде и в тех, кто еще наивно верит в них .

Так происходит разлом между обществом и законом , как общественным уложением , которое узурпировала олигархическая власть и заставила служить себе . Идеалы были уничтожены ударом пушек в 1918м году .

Межвоенные годы и Вторая мировая война , унесшая еще больше жизней , чем Первая , только усугубили этот разлом .Неверие и разочарование в прежних идеалах способствовали тому , что первое послевоенное поколение в Европе , выросшее уже в мирное время , унаследовало ген отчаяния своих отцов и выступило с анархическими настроениями в 60-е годы – начались массовые студенческие протесты повсюду . Литература тут же откликнулась – появились романы с характерными названиями :
« Тошнота » Сартра и « Чума » Камю . Они проложили дорогу новому направлению в литературе , « экзистансу » , ставящему перед современниками старый гамлетовский вопрос : « Быть или не быть , жить или не жить ?» И как жить дальше ?

Западное общество спасли только научно- технический прогресс и вновь избранный в Ватикане папа Иоанн –Павел Второй , который сумел донести до сердец самых непримиримых бунтарей вечные и незыблемые христианские истины , интерпретировав их по- новому . Но трещину только заштукатурили . Она остается , и в последние годы в связи с крахом двухполярного мира и откровенной политикой диктата , проводимой США , вновь дает знать о себе .

 
Литературный салон
Виктории Дьяковой

Любимые герои - рядом!
Романы, фэнтэзи, приключения!

конструктор сайтов Сайтодром